0

Как государственно-частное «партнерство» закончилось созданием частной монополии в сфере обеспечения препаратами крови

Автор материала: Президент ОО «Покрова» Вахненко Лариса
E-mail: larisa.vakhnenko@gmail.com

Недавно ко мне обратился коллега, заведующий отделением трансфузиологии одного из районов Украины, с просьбой найти возможность закупить антистафилококковыйиммуноглобулин (препарат донорской плазмы) для раненного бойца АТО, у которого был высеян стафилококк. В аптечной сети, в том числе  ЧАО «Биофарма», его не оказалось. Хотя по Распоряжению Кабинета министров Украины (КМУ) №170-р в 2016 году, на основании разрешающих документов Министерства здравоохранения (МЗ), ЧАО «Биофарма»отправила на экспорт 50 тысяч упаковок антистафилококкового иммуноглобулина, и такое же количество в 2017 году по Распоряжению Кабмина №1005-р.

Прежде чем делать выводы, обратимся к законам. Абзац 3 ст. 22 Закона о донорстве крови гласит: «Компоненти та препарати донорської крові дозволяється реалізовувати за межами України лише за умови повного забезпечення ними потреб охорони здоров’я населення України та наявності спеціального дозволу Кабінету Міністрів України». Ежегодно МЗ собирает данные на основании информации регионов, которые состоят из заявок территориальных лечебных учреждений. На этом основании КМУ даёт распоряжение «Об утверждении объёмов обязательного обеспечения потребностей охраны здоровья населения в донорской крови, её компонентах  и препаратах» (№90-р от 8.02.2017 г.) Только после этого КМУ выдаёт Распоряжение«Про надання спеціального дозволу на реалізацію за межами України компонентів донорської крові і препаратів, виготовлених з донорської крові та її компонентів». В Распоряжении КМУ №90-р от 8.02.2017 г. из всех препаратов крови, которые производились на СПК (станциях переливания крови) Украины фигурирует только альбумин, и то в ограниченном количестве. Иммуноглобулинов,как и других важных препаратов плазмы вообще нет. Почему лечебные учреждения не подают заявки на препараты крови? Во-первых, из-за скудного бюджетного финансирования, во-вторых, этих препаратов нет в Национальном перечне лекарственных средств, которые разрешено закупать за бюджетные средства. Почему МЗ не включил препараты крови в этот перечень? На основании каких нормативных документов стране не нужны эти препараты крови? Если в Распоряжении КМУ № 90-р отсутствуют иммуноглобулины, факторы свёртывания крови, и пр. препараты крови, даёт ли это право их экспортировать частной компании? Невозможность приобретения препаратов крови в больницах создала иллюзию их невостребованности. Даёт ли это право в нарушение Закона о донорстве разрешать их экспортировать? КМУ Распоряжениями № 170-р и №1005-р даёт добро на их экспорт.

Учитывая то, что в рамках сотрудничества в сфере здравоохранения Совет Европы большое внимание уделяет этической проблеме недопустимости коммерциализации субстанций человеческого происхождения таких, как кровь, органы и ткани, государственное регулирование со стороны МЗ должно быть жёстким и адекватным. Тем более, что МЗ, согласно постановлению  Кабинета Министров №267 от 25.03.2015 г,. признано главным органом в системе центральных органов исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализацию государственной политики в сфере здравоохранения. Видные экономисты,предлагающие разные методы государственного регулирования, согласились с тем,что суть их должна  сводиться к охране закона и порядка, во избежание монополии частного бизнеса. Но в мировом бизнесе известен так называемый «захват» государственного регулятора. Стратегии«захвата», как правило, сводятся к финансовым выгодам (вознаграждениям),заинтересованности будущей занятостью чиновника в дочерней организации фирмы или руководящей должности, ограждению от публичной критики, включая прямую поддержку в СМИ и пр. В Украине МЗ оказалось «захваченным» частным экономически магнатом ЧАО «Биофарма», поведение которого МЗ призвано было регулировать. При нынешней политической ситуации, когда уровень жёсткости контроля над МЗ упал со стороны политиков, появилась возможность у чиновников МЗ воспользоваться выгодами«захвата» регулятора частной фирмы. Это привело к тому, что интересы частного предприятия в его структуре начали превалировать над интересами общества. В чём это проявлялось:

1. Оказывалось административное давление в телефонном режиме чиновниками МЗ на главных врачей СПК для создания профицита консервированной крови в отчётных документах.

Кровь, возвращаемая донору  при заготовке плазмы путём аппаратного плазмафереза, учитывалась, как заготовленная. Искусственное увеличение заготовки крови на бумаге требовало отчёта об увеличении финансирования расходных материалов, зарплаты и пр. Факт ложной статистики отразился даже в Справочнике «Довідник діяльності закладів служби крові України» 2016 г., на 4-ой строчке, где просто указано о завышенных цифрах заготовки,без разъяснений. Подделка отчётных данных  по заготовке крови и её компонентов создала иллюзию лишних запасов крови, что позволило оправдывать увеличение экспортного потенциала ЧАО «Биофарма». Анализ отчётов выявил высокий уровень разового забора крови у одного донора, доходящий до 1,5 и более литра, что резко превышает допустимую норму. Спасало то, что МЗ никогда не предоставлял реальный финансовый отчёт по службе крови, т. к. до сих пор ни один нормативный документ не давал возможность посчитать себестоимость крови и её компонентов.Существующие монографии не ссылались на фундаментальные законы: Закон Украины о бухгалтерском учёте и финансовой отчётности, Закон Украины о госбюджете, Закон Украины об оплате труда. Единственный источник, которым можно воспользоваться для финансовых расчётов в службе крови, вышел только в 2017 году – это монография«Виробнича трансфузіологія» Любчак В. В., Любчак В. П., Тимченко А. С., СміяновВ. А.

Поэтому тонны списанной продукции – эрмассы, плазмы, а также расход бюджетных денег многие годы оставались незамеченными.

2. Закрытие производственных отделов на СПК и прекращение производства препаратов крови в угоду ЧАО «Биофарма», начавшееся в 2013 году в Киевском центре крови.

Причём в расчёт не принимались наличие лицензии, регистрации до 2017 года, отсутствие рекламаций на производимые препараты. Основанием для закрытия отдела местная власть при поддержке МЗ сочли отсутствие ремонта помещений. В течение  4-х лет (2013 – 2017 г.) Киевский центр крови не производил важных для города препаратов плазмы, несмотря на условие своего Устава обеспечивать ими население города. В 2015 году на Парламентских слушаниях МГО «Покрова»подняла серьёзную тему закрытия на СПК отделов по производству препаратов плазмы по инициативе МЗ в угоду ЧАО «Биофарма», что привело к грубым нарушениям в организации службы крови: к скоплению огромного количества непереработанной донорской плазмы, перерасходу бюджетных денег, дефициту препаратов крови для больных и раненных. МГО «Покрова» в своём докладе предупреждала о серьёзных нарушениях чиновников МЗ с указанием конкретных лиц. К сожалению, доклад не нашёл отражения в прессе. С 2014 года МГО «Покрова» по этому поводу направляла письма министру здравоохранения, в Комитет по здравоохранению ВР Бахтеевой Т.Д. Отклика не было. Сообщения в прессе («Зеркало недели») на эту тему тоже остались незамеченными. Может, стране не нужны препараты крови, которые десятилетиями производились на наших СПК? В предыдущей статье «Пол-шага до точки невозврата» я подробно описывала важность препаратов плазмы и их роль в здравоохранении: иммуноглобулинов, фибриногена, факторов свёртывания,альбумина и пр. К сожалению, врачи привыкли обходиться без них: во-первых, нет протоколов по их применению, во-вторых, у врачей нередко отсутствуют знания и просто желание их использовать. Безответственность, равнодушие и безграмотность врачей зашкаливает. Отсутствие медикаментов и денег в больницах стало привычным для врачей, поэтому родственников больных сразу вооружают списком всего необходимого для лечения больного. В списке – компоненты и препараты крови,такие, как альбумин. Как могут работать врачи в отделениях реанимации без альбумина!? Вместо препаратов плазмы врачи используют СЗП, которая без клинических показаний может вызвать ряд тяжёлых осложнений, не говоря уже об опасности гемотрансмиссивных осложнений. При этом, в своих докладах и отчётах чиновники МЗ вообще не упоминают препараты крови, только кровь и компоненты,например, экс-заместитель министра здравоохранения по евроинтеграции Оксана Сивак, которая в конце 2016 года отмечала, что «достаточное количество безопасной донорской крови и её компонентов – приоритет для деятельности МЗ». По её словам, в стране отсутствует дефицит крови и её компонентов (не упоминая препараты крови),  напротив, наблюдается её излишек, мы просто не умеем распоряжаться запасами крови. Главные врачи лечебных учреждений молчат, их сдерживает временность пребывания на должности,контракт могут не продлить за строптивость, принципиальную позицию и пр. Производство альбумина безосновательно уменьшилось в 4,32 раза. Уровень обязательного обеспечения 10% альбумином МЗ уменьшил в 4,26 раза, причём без документального обоснования. Родственники больных покупают его по рыночным ценам в аптеках. Причём учёт перелитых препаратов крови, купленных больными, не ведётся, и о потребностях их в больницах никто не знает. Кто ответит за смерти больных,которым врачи вынуждены переливать без показаний СЗП (свежезамороженную плазму)вместо альбумина, который больной не в состоянии купить, а государство не в состоянии обеспечить? Страдают наши больные гемофилией, которым необходим препарат плазмы 8-й фактор. По данным Совета Европы, на одного жителя необходимо 4 единицы 8-го фактора свёртывания, а в нашей стране его только 1 единица на человека. Тем не менее, по Распоряжению Кабмина №1005 с подачи МЗ ЧАО «Биофарма» в 2017 году отправила на экспорт 750000 упаковок Биоклота (8-го фактора свёртывания крови).На каком основании ЧАО «Биофарма» в 2017 году экспортировала 20000 упаковок антирезусного иммуноглобулина, когда нашим беременным его катастрофически не хватает? МЗ не слышит крик о помощи практикующих врачей, не слышит своих учёных. Всем известный трансфузиолог Ростислав Зауральский, спасший десятки новорожденных детей, которые были на грани жизни и смерти в большинстве случаев из-за отсутствия антирезусного иммуноглобулина, не введенного беременной женщине заблаговременно – единственный врач в Украине, который проводит очищение крови таким малюткам. Сколько раз Ростислав поднимал тему дефицита антирезусного иммуноглобулина в МЗ, в прессе. Его не хотели слушать. Сколько детей пострадало в стране по вине МЗ, из-за отсутствия нормативных документов,протоколов, регламентирующих оказание помощи новорожденным при резус-конфликте,а также обязательных схем лечения, предупреждающих его. Будучи на стажировке в Эстонии в начале 2000-х, я впервые узнала, как проводят обменное переливание крови малышам внутриутробно, как трансфузиологи уникально производят индивидуальный подбор крови таким малюткам из 20, а то и более доноров. Такому высокому уровню трансфузиологической службы способствует политическая воля,отсутствие коррупции, уважение к людям и законам. Украина на втором месте по показателям смертности на тысячу человек по данным 2016.

Не пора ли задуматься о том, как научиться бороться за жизнь каждого человека в своей стране?

3. ЧАО «Биофарма»продолжает активно наращивать свой экспортный потенциал согласно распоряжений КМУ с подачи МЗ, превращать СПК в свои дочерние предприятия, как это было сделано в Сумах, то же самое ЧАО «Биофарма» пытается делать с Житомирским областным центром крови и Черкасской СПК. По сути, это рейдерский захват доведенных до нищеты бюджетным недофинансированием учреждений службы крови. 

Анализ Антикоррупционного общественного союза «Совесть» говорит о следующем: переход от производства препаратов крови в коммунальных учреждениях службы крови и обеспечения ими больниц к закупке компонентов и препаратов крови лечебными учреждениями в коммерческих структурах по рыночным ценам привёл к перерасходу бюджетных средств в 15 раз. Экспорт препаратов крови частной структурой ЧАО «Биофарма» превысил в 2,26 раза ограничивающие нормы, разрешённые правительством.

 (сайт sovist.org: Розділ 1.Наша робота. П.3. Експертиза діяльності органів влади і монополістів. П.1.3.15. Експертні пропозиції за результатами громадської експертизи діяльності МОЗ стосовно виконання покладених на нього завдань і функцій з організації заготівлі і переробки донорської крові). 

В 2015 году Кабмином с подачи МЗ разрешено экспортировать 95,925 тонн «человеческой крови» (обобщённое название компонентов и препаратов донорской крови, АОС «Совесть»), в том числе 61 тонну альбумина 10%, а фактически ЧАО «Биофарма» было вывезено 145 тонн. В 2016 году разрешено экспортировать 89,565 тонн «крови», в том числе 10% альбумина 61 тонну, а вывезено 218 тонн. В 2017 году разрешено экспортировать 108,940 тонн, в том числе 69 тонн 10% альбумина, а вывезено 301 тонну. В 2018 году разрешено экспортировать 108,940 тонн крови, в том числе 69 т. 10% альбумина.
В СМИ президент ЧАО «Биофарма» Ефименко открыто сообщает, что компанию интересует открытие плазмацентров непосредственно в СПК на месте закрывающихся производственных отделов. Цель закрытия производства препаратов плазмы на СПКуже цинично не прикрывается. При этом МЗ абсолютно не препятствует этому решению, несмотря на то, что в Законе о донорстве в статье 15, разделе 3 чётко сказано, что взятие, переработку и хранение донорской крови могут осуществлять только специализированные учреждения переливания крови. Субъекты предпринимательской деятельности могут производить только переработку и хранения донорской крови. Таким образом, дочернее приватное предприятие ЧАО«Биофарма» в Сумах не имеет юридического права производить забор крови у доноров и не имеет на это лицензии. Это грубое нарушение Закона о донорстве крови. Мало того, Постановлением Кабмина от 20.05.15 г. №497-р. (подготовленным МЗ) Сумской области были даны планы заготовки консервированной крови 3500 л, плазмы 2000 л,которые были перевыполнены по крови в 21,26 раз, по плазме в 13,68 раз, причём основной потребитель плазмы у них – ЧАО «Биофарма». Ведь больницы Сумской области одноименная СПК препаратами и компонентами крови не обеспечивает, кроме единичных случаев, и то по рыночным ценам, в том числе с использованием системы «PROZORRO». Такова забота МЗо ЧАО «Биофарма», но не о населении, которое должно быть обеспечено препаратами крови в достаточном количестве и по льготным, а не рыночным ценам.Таким образом, ЧАО «Биофарма» с помощью МЗ за бюджетные деньги создаёт на территории СПК фермы по заготовке сырья для своего бизнеса с целью экспорта, прибыли и обогащения, а не для обеспечения населения продуктами крови. К примеру, МЗ обеспечил приватную Сумской СПК за бюджетные деньги медицинскими изделиями для забора крови на более чем 4 млн  гривен в течении 2013-2015 гг. Последнее Постановление Кабмина от 26.07.2018 г. №594 предоставляет ЧАО «Биофарма»:специальное бессрочное разрешение на реализацию препаратов крови за пределы Украины и даже без определения объёмов реализации.

Это при полном отсутствии этих препаратов для населения в стране!

4. Нас не просто лишили препаратов нашей донорской крови, нас пытаются лишить донорской крови вообще.

Инициатива МЗ с закрытием трансфузиологических отделений в лечебных учреждениях, где заготавливается более 40% всей донорской крови, заменив их Банками крови, запретив им заготовку крови – и это в стране, где идёт война, где уровень смертности от ДТП одна из самых высоких, где не развито безвозмездное донорство – безрассудна и приведёт к большому дефициту крови. Ссылка МЗ на плохое тестирование и качество крови в ОПК не уместна – кровь тестируется теми же тест-системами согласно одним и тем же документам МЗ, как и на СПК. Обвинение в опасном контингенте доноров, якобы они из девиантных групп, необъективны. К сожалению,в стране с выраженной социальной несправедливостью, когда значимые ценности легально достижимы не для всех, когда идёт война, когда ослабевает контроль за соблюдением общечеловеческих норм и правил, многих адекватных людей можно отнести к девиантным группам. Что касается наркоманов и алкоголиков – среди доноров их давно уже нет, потому что их категорически не допускают к донорству. Большинство доноров – родственники больных. Конечно, безвозмездное донорство – гарантия безопасности,но оно не развито. Для безвозмездного донора важна мотивация, донор должен знать, будут ли доступны ему самому при необходимости компоненты и препараты крови или он обогащает частную структуру. По данным «Совесть» за 5 лет(2008-2012 г.) из Украины было вывезено 451 т. «крови людей», за которую ЧАО«Биофарма» поступило 40814 тыс. дол. С 2013 г. по 2017 г., с уже воюющей Украины было вывезено 1188 т «крови людей», за которую частные структуры ЧАО«Биофарма» получили 48 350 тыс. дол. Экспортный потенциал радует, но если его рост находится в правовом поле и без ущерба для населения страны.

МЗ не подготовил нормативную-правовую базу по организации Банков крови. Мы потеряем квалифицированные кадры. Профессия трансфузиолога утрачивает престиж. И не только из-за дискредитации всей медицины в стране в целом, что мы сейчас наблюдаем. Трансфузиология как наука в Украине не развивалась. У нас не сформировался научный потенциал, нет профессиональных клинических трансфузиологов, которые владеют навыками трансфузионной иммунологии-иммуногематологической сертификации крови донора и реципиента, редко кто из трансфузиологов сейчас владеет методами гравитационной хирургиикрови – гемаферезом, методами экстракорпоральной детоксикации, гемодиализа, гемофильтрации, иммуносорбции и др. После закрытия отделений трансфузиологии мотивация идти в трансфузиологию у врачей пропадёт вообще. Кто будет заниматься иммунологической совместимостью крови больных и доноров? На обучение и практическое применение этих исследований пройдут годы. В начале 2000 годов в Украину приглашали иммуногематолога, профессора из Эстонии Сильвию Лембер, залы ломились от наших врачей, но это были редкие лекции. Приезжали иммуногематолог и из России, т.к. отечетвенных специалистов у нас нет. Трансфузиолог в нынешних условиях столкнётся с конфликтом интересов. Создать запас компонентов и препаратов крови в лечебном учреждении невозможно при отсутствии культуры гемотрансфузий, которая предусматривает командную работу между хирургами и анестезиологами для использования кровесберегающих технологий, при отсутствии протоколов, контроля на уровне страховой медицины. Трансфузиологи не смогут решить проблему дефицита кровеостанавливающих препаратов, нередко низкой квалификации хирургов, допускающих массивные кровотечения. Переход к банкам крови должен быть системным, иначе это приведет к вынужденным прямым переливанием цельной крови или летальным исходам.

Вместо того, чтобы системно и последовательно работать,МЗ создаёт видимость бурной деятельности. Так, в мае 2018 года МЗ начал проведение оценки готовности областных учреждений переливания крови к аккредитации согласно требованиям Директив ЕС и стандартов Совета Европы к качеству и безопасности крови с использованием EuBIS-адаптованного инструмента оценки Европейской системы инспектирования служб крови, создав для этого рабочую группу, состоявшую в основном из  сотрудников Киевского центра крови, работавших в Центре крови ранее и в настоящее время. Насколько будет объективной оценка результатов, если проводит её Центр общественного здоровья МЗ Украины, где начальник по безопасности крови – человек без высшего медицинского образования,тем более далёкий от трансфузиологии, а техническая поддержка в оценивании результатов будет осуществляться американской общественной организацией АМАОЗ, где директор по безопасности крови не имеет никакого отношения к трансфузиологии? Согласно Приказу МЗ №302 от 21.03.2017 г., членом группы экспертов может быть специалист с высшим медицинским образованием соответствующей специальности, в данном случае – трансфузиологом и стажем работы в ней не менее 7 лет. Так что оценка результатов анализа исследования экспертной группы МЗ будет необъективной. Не отрегулированное частно-государственное партнёрство сказалось и на проекте Стратегии службы крови, подготовленной МЗ в этом году. Она не соответствует принципам Стратегии 2015 года, когда МЗ совместно с делегацией экспертной миссии Еврокомиссии в рамках выполнения статьи №428 главы 22 раздела 5 Угоды про ассоциацію з ЕС завершил её формулировку. Цель стратегии была коротко и ясно сформулирована: «Равноправный и своевременный доступ граждан к безопасным компонентам и препаратам крови». В этом году, идя на поводу ЧАО «Биофарма» МЗ на первый план основ стратегии вынес оборот компонентов крови, в том числе ввоз, вывоз и транзит через страну, а использование в лечебных целях вынесено на второй план, к сожалению, то, что нужно частному бизнесу. Производство препаратов крови вообще не упоминается. Проект полностью отображает стремление ЧАО «Биофарма» использовать государственно-коммунальную службу крови страны в системе бюджетных учреждений для обеспечения себя – частного монополиста дешёвым сырьём по производству и экспорту препаратов крови людей.

Известная в мире бизнеса Лин-технология существует давно. В своё время она была достаточно модной, это была тема для общения и сближения бизнесменов всего мира. Главная концепция её – бережное производство, предполагающее создание процесса непрерывного устранения потерь на всех его этапах. Главный создатель этой системы – Тайити Оно из компании Toyota, выделивший ещё в 90-х 7 видов производственных потерь, которые необходимо избегать. Среди них на первом месте потери из-за перепроизводства, выпуска дефектной продукции, потери из-за лишних запасов и др. Исследователь этой производственной системы Джеффри Лайкер добавил ещё один вид потерь – нереализованный творческий потенциал сотрудников. В интернете постоянно мелькают сюжеты с лекциями на эту тему Василия Хмельницкого – владельца ЧАО«Биофарма». Знает ли он, что его кровяной бизнес строится на развалинах службы крови, которая из-за неспособности МЗ наладить государственно-частные партнёрские отношения претерпевает все эти 7 видов производственных потерь, о которых Василий так красочно нам рассказывает с подиумов бизнес-конференций? Успех частного бизнеса должен приветствоваться тогда, когда он не вредит соотечественникам,когда отсутствует цепь нарушений законов. Иначе и бизнес, и нас с вами ждёт полная деградация.

Alter Ego

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.