4

Корпоративная этика против профессиональной: о сути конфликта Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца и МОЗ

Когда-то давно встретилась мне в «Законах Паркинсона» (где в том числе можно было прочесть сколько человек достаточно для плодотворной работы Кабмина и что означают клумбы перед зданием правления компании) одна мысль, которая показалась тогда, в годы бунтующей юности, довольно трудной для принятия. Она очень проста: студенты должны учиться, а не бастовать.

Я не буду здесь повторять аргументацию Паркинсона — заинтересовавшиеся могут поднять и прочесть. И сразу скажу, что не считаю это правило абсолютным.

Потому что бывают такие переломные моменты жизни страны и общества, когда студент, молодой человек, положивший энное число часов (недель, месяцев и лет) ради возможности учиться и имеющий перед собой некую цель — а ведь есть еще и усилия его родителей — имеет право подвергнуть сознательному риску все то, к чему он стремится.

Во время войны люди порой уходят на фронт добровольцами, например.

Или речь идет о выборе вектора движения для целой страны.

Или мы говорим о протестах против распространения ядерного оружия и других антигуманных вещей.

И когда я слышу о студенческих протестах и в особенности о забастовках — в голове сразу возникает: а достаточен ли повод и мотив, насколько он оправдывает ни много, ни мало, а постановку под вопрос главного для Вас на сегодня, раз уж Вы уже учитесь в ВУЗе? И тем более ВУЗе медицинском.

Почему «в особенности забастовках»? Еще как-то понятен протест во внеучебное время. А иначе — студенты отказываются принимать участие в занятиях, право на которое они получили в процессе жестокого отбора и/или еще и оплатили?..

Ради чего?

Это одна сторона медали. С другой стороны — мы же сами все время возмущаемся тем, что медицинское сообщество ужасающе не субъектно, беззубо, не способно на организованный протест ради отстаивания своих интересов. Может, молодое неиспорченное поколение показывает нам пример? И предлагает, таким образом, новые стандарты этики? 

Возможно, студенческая забастовка проводится с целью привлечь внимание к ненадлежащей практике преподавания?

Даже в этом случае голосование ногами, отзывами на профильных ресурсах и падением рейтингов и конкурсов — а еще, конечно, судебными исками! — выглядит более целесообразным. Потому что не срывает учебный процесс.

Но, во-первых, еще вопрос каковы качество, а следовательно, и ценность этого самого процесса — может, его и сорвать-то не жалко? Во-вторых, в нашем «отчаявшемся том Государстве» (с), с его телефонным правом и правом сильного вместо работающей судебной системы, это может быть одним из немногих способов привлечь внимание к проблеме и вызвать резонанс. И в таком случае мы видим тот самый достаточный мотив.

Да, можно согласиться с тем, что даже крайние средства хороши чтобы привлечь внимание к ненадлежащему качеству преподавания, к отсутствию и проблесков уважения к учащимся, к коррупции в наших ВУЗах.

И понятной была бы волна возмущения и даже студенческих протестов после разглашения подробностей несчастья, случившегося с иностранной студенткой.

Или после того как целый курс оказывается в «подвешенном» состоянии из-за невозможности вовремя сдать лицензионный интегрированный экзамен.

Почему, каким образом, получилось так, что государственный лицензированный ВУЗ должен еще и отдельно иметь договор и платить за услуги государственного же Центра тестирования?!

Да, в нашем (отчаявшемся) Государстве чем дальше, тем чудесатее и чудесатее (с) — настолько, что мы уже даже перестали задавать подобные вопросы. Мы воспринимаем как должное любой чиновничий произвол, любые попытки сделать платным то, за что мы, на самом деле, уже однажды заплатили — в виде налогов. И вот теперь люди, по сути нанятые за наши средства для выполнения неких функций (или самостоятельно объявившие эти функции важными и необходимыми аж настолько, что это оправдывает затраты), желают получить плату с других структур, тоже вроде как созданных для решения общественно важных задач за общественные же средства.

Все это, конечно же, запутывает систему донельзя, создает условия для отведения потоков и коррупционной деятельности — и в конечном счете значительно удорожает содержание всех этих структур вместе взятых. Плюс еще и выводит энное количество средств и работоспособного населения из реальной экономики.

Центр тестирования, как выясняется, не есть некая независимая контора, он подчинен Министерству Здравоохранения. То есть — он государственный. И Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца — тоже государственный, надо же.

Подчинен ли Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца Министерству Здравоохранения?

Хороший вопрос, не правда ли?

Судя по тому, что МОЗ, видимо, имеет право отстранить, пусть даже временно, ректора Университета, назначить и. о. ректора, сформировать некую комиссию по расследованию происходящего в ВУЗе — да, это так.

Судя по тому, что Университет обязан проводить лицензионный (!) экзамен исключительно с помощью тестов, утвержденных Министерством, и на базе Министерству же подчиняющегося монополиста, Центра тестирования — это так.

А почему, кстати, это так? Почему бы не отдать этот вопрос профильным врачебным ассоциациям? Самим ВУЗам? Министерство настолько ни в грош не ставит первых и не доверяет вторым?

Но почему, в таком случае, одна государственная структура должна платить другой государственной структуре, да еще и навязанному ей монополисту?! И при этом все это происходит еще и в рамках одного ведомства!

Мы что, настолько богаты? Мы, с нашими мизерными бюджетами на здравоохранение и образование можем себе это позволить? Перекладывать деньги из кармана в карман, по пути допуская усушку с утруской, и содержать очередную контору, призванную надувать щеки и нечто контролировать?

После того как мы разобрались, что МОЗ, судя по его действиям, считает Университет подчиненным себе — и при этом параллельно не гнушается его обирать через платную процедуру проведения лицензионного экзамена для студентов — возникает следующий вопрос.

У нас, вроде бы, задекларирован курс на независимость ВУЗов?

Министерство Образования автономию университетов считает очень важным достижением, например. Не вполне понятно, насколько это достижение уже достигнуто, да, но курс-то, курс провозглашен!

Ну, мало ли что у нас провозглашено, да. И как оно одно с другим сочетается.

Например, проводимая МОЗом «реформа финансирования системы здравоохранения» находится в конфликте с территориальной реформой и с курсом на децентрализацию.

Обещанная «автономия больниц» оборачивается еще большим рабством. Как и грядущее «лицензирование врачей». Вы независимы — но на короткой цепи. И у цепи, по-прежнему, и имя есть — госфинансирование, называется. Только теперь — через вновь созданный централизованный донельзя орган.

Ах, задекларированный курс на автономию университетов ни в коей мере не касается медицинских ВУЗов? Над ними по-прежнему царь и бог МОЗ?.. А почему, собственно?

Об этом где-то отдельно упоминалось? Вот тогда, когда рапортовали о независимости ВУЗов как о цели и достижении?..

МОЗ (а следом за ним и Кабмин) считают вопрос надлежащего уровня медицинского образования, достойной подготовки кадров и пресечения коррупции в медвузах важнейшими вопросами национальной безопасности? Похвально.

Как насчет, в таком случае, полностью взять на себя не только вспомогательно-мешательно-контролирующую функцию, но и полную ответственность? Ну, хотя бы на некоторый период. С назначением не просто и. о. ректора на птичьих правах и с практически выданной «черной меткой» от коллектива, а полноценного нового ректора. Ну ее, ту выборность ректоров тогда, честное слово… И к этому — нормальное, полноценное финансирование: полная ответственность, она такая.

Слабо? А, ну да, тут ведь и министра вместо и. о. назначить слабо.

А на случай «слабо» у нас, по идее, должны быть компетентные органы: прокуратура, СБУ (если уж это вопросы уровня национальной безопасности), вагон и маленькая тележка всяческих антикоррупционных контор. И им слабо?.. Или Министерство Здравоохранения им не доверяет?

Или МОЗ идет на опережение и предпочитает не выносить сор за пределы ведомства?

Следующий закономерный вопрос — так а кто, все-таки, виновен в срыве лицензионного экзамена?

Студентов, по большому счету, не должно волновать почему так произошло — они доверили свою судьбу государственному (!) и имеющему все лицензии на осуществление образовательной деятельности ВУЗу и вправе рассчитывать, что вовремя и по соответствующей процедуре пройдут все этапы экзаменов чтобы получить документы, легитимирующие их образование и дипломы.

Больше того: они имеют право требовать компенсацию, если процессы сорваны.

И вопрос «кто виноват» правомерен именно с такой точки зрения — с кого требовать компенсацию, кто заплатит за настолько масштабное ЧП (а срыв лицензионного экзамена в государственном ВУЗе потому что должностные лица в рамках одного ведомства (!) не смогли, видите ли, договориться — это ЧП) и материально, и репутационно.

Отстранив на время разбирательства и ректора Университета Екатерину Амосову, и руководителя Центра тестирования Ирину Булах нам тем самым навязывают два варианта:

  • договорной процесс провален ВУЗом — соответственно, компенсацию ущерба должен взять на себя ВУЗ, репутационные потери (клеймо ненадежности дипломов и т. д.) тоже все его;
  • договорной процесс провален Центром тестирования — и все издержки переносятся на него и его руководство.

Все просто?

А тем временем Центр тестирования, напомню, не есть некая независимая контора, он подчинен Министерству Здравоохранения. Выше мы выяснили, что распоряжаться процессами в Национальном медицинском университете и иметь в виду его так называемую независимость МОЗ также считает себя вправе.

И поэтому абсолютно логичным выглядит, что издержки от этого ЧП, в том числе репутационные, автоматически переносятся на МОЗ.

А МОЗ тоже не такая себе независимая и сферическая в вакууме организация: эти люди там, в высоких кабинетах, не сами по себе завелись, за их назначение и, следовательно, поведение напрямую отвечают те, кто их туда запустил и допустил (и продолжает там удерживать, несмотря ни на что) — то есть Премьер и Президент.

Репутационные потери для МОЗа, а, следовательно, и для работающих (пока что) в содружестве Президента и Премьера, могут, например, выглядеть следующим образом: МОЗ, опосредованно через Центр тестирования, как минимум по причине своей некомпетентности (а как максимум с целью получения коррупционных или политических дивидендов) не способен организовать лицензионный экзамен в государственном ВУЗе и ставит под сомнение будущее обучающихся там молодых людей. Молодые люди и их родители (а также, в идеале, и учащиеся других ВУЗов и их родители) смотрят на то, что происходит — и делают выводы.

Выводы можно делать по-разному. Самый мягкий вариант — выводы электоральные, с соответствующими шансами Президента, Премьера и партий, имеющих отношение к поддержке нынешнего состава Правительства и нынешних деятелей МОЗ, на грядущих выборах.

Судя по тому, что МОЗ на время разбирательства отстраняет от руководства не только ректора ВУЗа, но и руководителя Центра тестирования — все эти риски и выводы он понимает и, как уже упоминалось выше, действует на опережение.

В принципе, отстранять должностных лиц на время проведения расследования — нормальная практика.

А еще нормальная практика подавать профильному министру в отставку в особо вопиющих случаях, да. А порой в отставку и Премьеру уйти самое то. (О практике харакири в некоторых культурах, пожалуй, уместно будет сказать — хорошо, что у нас все гуманно и миролюбиво… А ведь есть еще и страны, где практикуют расстрелы на стадионах…)

Но это все не про нас, конечно. #Нетнасилию, господа. У нас и профильного министра до сих пор нет (а теперь и не предвидится: кто же подпишется выполнять все то, что нынешние пропихнули в виде законов), и проваленные закупки лекарств и биологических препаратов с тяжкими и в том числе летальными последствиями не являются поводами ни к чему — ни к громким отставкам, ни к расследованиям.

Может, есть надежда дождаться от населения электоральных выводов?

Но вернемся к теме.

Если с отстранением руководителя Центра тестирования Ирины Булах все понятно — и вопросы возникают разве что почему все пояснения и ответы на обвинения звучат не от нее, а от Александра Линчевского — МОЗ старается вывести ее из-под удара? Предпочитает, чтобы она молчала? Уже согласен взять на себя ответственность? — то по поводу отстранения Екатерины Амосовой с поста ректора и ответной реакции общественности вопросов немало.

Для начала, это вопросы по поводу позиции Университета им. А.А. Богомольца и его временно отстраненного ректора.

И вопросы эти очень серьезны, они намного серьезнее чем тема коррупции в медицинских ВУЗах (никто же не сомневается, что коррупция там есть?).

Во-первых, и с этого мы начали, как минимум странной и искусственной выглядит вся эта история со студенческими протестами. Потому что студенты должны учиться, а не бастовать. И якобы пекущееся о благе студентов руководство ВУЗа, которое соглашается на — и еще хуже, инспирирует — приостановку учебного процесса ради своей защиты просто пробивает очередное дно.

Вместе с якобы независимым «студенческим самоуправлением».

А то, что весь этот шум поднят по причине приостановки полномочий на период расследования происходящего в ВУЗе (даже не навсегда же студентов лишают их предположительно любимого ректора, может, там все хорошо по итогу окажется), делает всю историю еще более некрасивой. Ее фигуранты, как у нас нередко бывает, сами себе вредят.

Во-вторых, есть вопросы к позиции Университета и его ректора по поводу собственно ЧП. Сначала угрозы срыва, а потом и срыва лицензионного экзамена.

Возможно, я что-то пропустила, но где была огласка ситуации, привлечение внимания общественности и СМИ, просьбы о помощи к МОЗу, Кабмину, Раде, Президенту, к студентам с их протестами, наконец? Или вероятность того, что студенты, доверившие свое будущее Университету, оказываются вот в такой непонятной ситуации (в том числе подвергаются вместе со своими родителями стрессу) — это так себе, не повод?.. По сравнению с нынешним отстранением и угрозой расследования, предположительно, каких-то махинаций и злоупотреблений?

Может, Университет подал в суд на МОЗ или Центр тестирования? Может, все это было и нам просто всієї правди не кажуть?

…А если нет, тогда на что, простите, рассчитывали Университет и Екатерина Амосова, когда отказывались платить Центру тестирования? Формально, как уверяет Александр Линчевский, нарушая закон. Может быть, они подняли шум, встали грудью на защиту автономии ВУЗов?

Или, понимая, что и у Министерства есть в чем обвинить Университет и его руководство, есть, что расследовать и вытащить на свет божий — что и происходит при большом сопротивлении сейчас — они предпочли действовать тихо, в надежде, что как-то будет, как-то рассосется, МОЗ прислушается к сепаратному демаршу одного из представителей нашей медицинской элиты. И можно будет как-то договориться. Или продавить ситуацию своим авторитетом.

Как-то договориться, видимо, не получилось. Потому что прежний полукриминальный общественный договор — вы не лезете в наши дела, а мы не покушаемся на вашу власть и ваши зоны ответственности, и при этом что-то мы пилим вместе, а на обоюдное воровство чего-то другого просто закрываем глаза — аннулирован.

Это очень медленно доходит на самом деле до многих. До нашей медицинской элиты, похоже, пока что не доходит вовсе. 

Что и позволяет ликвидационной команде использовать полукриминальный способ обогащения нашего медицинского истеблишмента не просто для устрашения и управления, но и для самого главного — лишения воли и возможности объединиться и сопротивляться.

В-третьих, и это самое важное в этом кейсе, показательна реакция экспертного и профессионального сообщества.

Кто-то считает необходимым в любом случае сохранить ранее выбранную сторону конфликта. И если МОЗ со своей «реформой» действует в представлении медицинского сообщества как вредитель, значит, следует априори становиться на сторону тех, на кого минздравовские деятели «напали».

Так работают корпоративные логика и этика (те самые, которых в качестве своей «теневой стороны» нередко зовут круговой порукой).

Это очень опасный выбор, на самом деле. Потому что, если «обиженные МОЗом», вдруг, в каком-то случае не так уж и правы, то их защита дискредитирует все сопротивление деятельности «реформаторов» и льет воду на мельницу МОЗа.

Есть выбор и прямо противоположный, однако он зеркален. «Если эти ведут себя так отвратительно, значит, я точно на стороне тех». Он не просто выдает некомпетентность и инфантильность тех, кто его предпочел, но и тоже опасен. Потому что если отвратительными по итогу окажутся обе стороны, то вы заберете на себя и суммируете все издержки и репутационные риски.

Этот вариант очень типичен для нас: мы от выборов к выборам действуем именно в этой логике — выбираем лучшее из двух практически одинаково неприемлемых вариантов. Более того — нас намеренно в этом коридоре ведут и удерживают. И в этом случае мы тоже видим все ту же манипулятивную технологию.

Часть предпочитает отмалчиваться — это те, кто понимает, что на этой истории подняться нельзя, можно только потерять, да еще и испачкаться.

К сожалению, это тоже ложный путь и плохой выбор. Потому что обнажает то, что так стараются скрыть. Импотентность, отсутствие альтернативных лидеров, нежелание не то что делать выбор и брать на себя риски поссориться с кем-то именитым и наделенным влиянием — невозможность предложить третий путь, сейчас, а не тогда, когда другие окончательно все дискредитируют и развалят.

По-хорошему, все эти вопросы и вызовы — к экспертной среде. Более того — к профессиональным ассоциациям. Именно они должны были бы и выступать заказчиками услуг образования, и контролировать его качество, и выступать гарантами качества этического базиса тех, кого они же должны или рекомендовать, или назначать на должность ректоров.

Вся эта история — лакмусовая бумажка их состоятельности и субъектности. Молчите, не вмешиваетесь, стелитесь под МОЗ или действуете в логике круговой поруки?.. Не жалуйтесь тогда, что МОЗ и Кабмин вместе с Минфином имеют вас в виду и делают все, что считают нужным. Вы — мамонты… Вас забьют по одиночке и съедят в темные времена наступающего ледникового периода. Не говорите, что вас не предупреждали.

Якщо Вам сподобалася стаття підтримайте наш сайт матеріально. Великі справи робляться малими коштами

Карта приват: 5169 3600 0137 3590

Безмен Натали

4 Comments

  1. Хороший материал, но есть неточность. Университет не только обжаловал в суде действия Центра, когда тот летом 2017 отказался выдавать студентам сертификаты, но и выиграл в судах 2-х инстанций. Решения Хозяйственного суда г. Киева и Киевского апелляционного хозсуда по делу 910/11082/17 в общем лоступе в реестре судебных решений. И с МОЗ Университет судился, например, дело 826/14894/15. И с ФГИ. Все эти процессы детально освещались на сайте Университета. Поэтому обвинять Университет в нежелании отстаивать свои права и автономию не корректно

  2. Інсайд: 1) хвилю протеста підняло вилучення із Єдиного рєєстра осіб з банківскьким підписом і відстороненого ректора, і проректора, з одночасним внесенням в.о., призначення якого в.о , до речі, як і відсторонення, не прописано в ЗУ «Про вищу освіту». Вишенькою на тортику буда 20 річна оплотах обранця Супрун нас мед служби КДБ, потім СБУ і генеральські погони. І в.о на камеру, і сайт МОЗ повідомили колектив, що тепер виплата зарплат і стипендій переходить в руки призначенця МОЗ , і тому його краще полюбити . зарплата очікувалася через 3-4 дні,і трохи пізніше стипендія. З 15 млн зарплати -11 за спецфондом, тобто платні послуги. Це не просто собі порушення автономії, це нагинання до дна.
    2) що підірвало ще: фігура Лінчевського як голови комісії. Тобто , він має перевіряти свій тиск ( письмовий) на одного суб»Єкта господарювання (НМУ) заключити договір із іншим – Своєю структурою Центром . Тобто, є конфлікт інтересів .
    Але і це не все. Щоб заключити договір, треба мати в затвердженому МОЗ Ом кошторисі гроші. Так от, коли на початку лютого він повернувся з МОЗ , з’ясуваломя,що фінансування на тестування бюджетних студентів , а це 456 ооо грн, взагалі не дали. 2 листи до МОЗ – без відповіді. Перекидання грошей із іншої статті- порушення господарського кодексу. На оголошені відкриті торги Центр не подався, оскільки так ніколи не робив, бо вважав, що для підтвердження монопольного ста тусу достатньо справи МОЩ і Мон. Робити експерт висновк Центр відмовився, бо всі інші @і так хавали».- а без нього нема підстав для договірної процедури.
    Тобто: повний тупік, і гольф реакції на численні листи від МОЗ. З відчаю запропонували , щоб врятувати ситуацію, оплатити окремо цей Крок- тим паче, що всі контрактники, і сума 100 тис. Центр відмовив. Толі напередодні скинулися грошима, оформили цільовий благодійний внесок і переслали його центру без договору. Далі відбулося, що відбулося. Всі кроки ми висвітлювали на сайті і ФВ і багато спілкувалися із студентами . Ситуацію усугубило, що Центр призначив цей іспит на початку року невипадково- кошториси всі отримують 31 грудня, і до 20 лютого часу практично не залишається .
    Ректори на розтяжці: або порушувати финансову сторону ( перекидувати гроші на бюджетників з платних послуг- розплата в вигляді ДФІ прийде через роки, і можна домовитися), або не підписувати договір – тоді скандал з наслідками від «власника»одразу . Ми , переславши гроші на перший іспит, сподівалися виграти час, щоб , може , достукатися до МОЗ, КМ.
    Але через 3 тижні іспит у 550 інтернів, переважно – бюджетників. З боку МОЗ- тдин тиск: грошей виділити не можливо, підписуйте договір і беріть на себе порушення бюджетного кодексу.
    Цікавеньким виглядає і цей центр- на відміну від УЗЯО, він небюджетний, тобто, отримує кошти від вишів ( уявіть собі, щоб школи перераховували гроші за ЗНО), і ділиться з ними в МОЗі.
    Комісія МОЗ, що працює- тільки по розслідуванню, хто винен, матеріал – листування між 3ма сторонами- університет, центр, МОЗ. Тобто, приховувати немає чого взагалі.
    Отже, університет зробив все, щоб іспит відбувся, і шум був вимушеною
    Мірою- шансом на отримати півмільйона на тестування всвх бюджетників протягом року, оскільки на 2 листи МОЗ взагалі не відповів.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.