2

Сможет ли добросовестная группа врачей без специального образования в области эпидемиологии неинфекционных заболеваний дать оценку действующим клиническим протоколам в Украине?

desolation-afflicts-greedy-hearted_72dpi-jpgЭта публикация навеяна вчерашней дискуссией в ФБ в ленте Анатолия Анчишкина, который выложил сообщение о том, что в МЗ создана группа из пяти врачей, которым поручено дать оценки действующим клиническим протоколам.

Этот маневр напомнил мне события заседания в МЗ группы экспертов по вопросам доказательной медицины и разработки клинических протоколов (около пяти лет назад). Конечно, результаты заседания были нулевыми, так как руководство МЗ не понимало всей сложности работы по разработке национальных клинических рекомендаций и протоколов оказания медицинской помощи. Единственное внятное выступление на этом заседании представила проф. Алла Степаненко, которая ранее уже проводила работу по адаптации европейских клинических протоколов, и которая в докладе сообщила, что разработка одного британского клинического протокола стоит около 420 тысяч фунтов стерлингов. То есть чиновникам был дан сигнал – хотите иметь приемлемые национальные клинические рекомендации, тогда решайте вопрос серьезно с организацией специального департамента МЗ и путем выделения соответствующего финансирования. Этот сигнал не был услышан и никаких продуктивных действий не последовало, но показательно, что при дальнейшей дискуссии встал вопрос о том, что для работы по созданию клинических протоколов надо вначале создать около 500 нормативных национальных актов в сфере здравоохранения (тогда использовались еще советские нормативные акты). Действующий в то время министр МЗ (из донецкой когорты чиновников того времени) дал публичное задание своему подчиненному прямо в зале заседания, чтобы через пол года были  созданы соответствующие нормативные акты  иначе тот лишится своей работы.

Создается впечатление, что Александр Линчевский (зам. министра МЗ) дает подобное задание группе из пяти врачей-экспертов. Аудит клинических протоколов такое же затратное занятие, как и создание новых клинических протоков. Этот аудит одного клинического протокола (!) поручается нескольким и обязательно независимым экспертам высшей квалификации, имеет прозрачную методологию и хорошо оплачивается. Естественно, что в нынешней ситуации эти условия не будут соблюдаться и вместо квалифицированных заключений мы рискуем получить смещенные оценки в пользу производителей лекарственных средств, так как соответствующие фармакологические компании не пожалеют для этого средств.  Можно еще много говорить на эту тему, но это не будет продуктивно, так как МЗ выбрало абсолютно неправильный вектор деятельности в области создания национальных клинических протоколов.

Национальные украинские клинические протоколы очень далеки от совершенства и это очевидно без всякого экспертного анализа. Чтобы в этом убедиться достаточно использовать стандартную технологию, а именно опросник AGREE II (2013).Кстати, это не какая то диковинная для Украины технология. Этот опросник и его перевод на украинский язык давно представлен на сайте государственного экспертного центра МЗ Украины. Для аудита необходимо взять уже переведенный опросник в виде таблицы и сделать соответствующие бальные оценки. Но такой опросник не выдержит ни один национальный протокол оказания медицинской помощи(!). При этом следует заметить, что других подходов в оценке качества клинических рекомендаций (руководств, протоколов) в мире не существует. Но даже для такой простой работы необходима специальная подготовка экспертов.

Таким образом планируемая акция по оценке качества клинических протоколов будет иметь наверняка нулевой результат. Но что можно предложить взамен?

Есть два вполне логичных и последовательных подхода в решении указанной задачи:

  1. Украинское научно-клиническое сообщество может и обязано сделать оценку существующих клинических рекомендаций исходя из текущего уровня компетенций этого сообщества. Последнее уточнение очень актуально, так как всякие мудрствования на современном языке эпидемиологии неинфекционных заболеваний будут прост о не поняты нынешним клиническим сообществом, а следовательно – отвергнуты. Необходимо создать виртуальную площадку в сети Интернет и поручить министерским чиновникам разработать и внедрить методику для открытого обсуждения текущих протоколов и клинических рекомендаций. Каждый уважающий себя специалист просто не сможет пройти мимо этого обсуждения. Единственное обязательное условие – обеспечить сохранность авторского права на идеи каждого участника обсуждения и доступность этих идей для публики. Только тогда будет реальное продвижение. В этом пункте следует заметить, что чиновник департамента МЗ по определению не может быть экспертом и должен лишь обеспечить выполнение методологии проведения обсуждения. Вполне возможно, что в течение полугода мы сможем получить вполне качественные оценки существующих клинических рекомендаций и сделать соответствующие выводы.
  2. Второй подход давно следовало начать реализовывать в Украине. Мы уже потеряли 10-15 лет из-за целого ряда скрытых конфликтов интересов в медицинском истеблишменте в связи с блокированием образовательных программ и развития национальных научных школ в области эпидемиологии неинфекционных заболеваний. Речь идет о создании двух общественных институтов: национальной школы клинической эпидемиологии и биостатистики и о создании постоянно действующего департамента МЗ – национального агентства по оценке медицинских технологий. Первый институт будет заниматься обучением врачей, исследованиями и экспертной оценкой, второй – обеспечением работоспособности механизма стандартизации медицинской помощи. Все возможные стратегии развития ЗО Украины будут всегда упираться в проблему отсутствия этих двух национальных институтов. Тактические задачи можно решать, приглашая варягов и консультантов, но это затратно и не эффективно.

И еще одна ремарка в отношении стонов клиницистов о том, что в современном потоке клинической информации все труднее разбираться, о том, что многие результаты клинических исследований противоречат друг другу, о сложностях ориентироваться в этих потоках даже в рамках одной медицинской специальности. Все совсем не так. Просто слепой человек на расстоянии не может отличить один предмет от другого пока не получит соответствующий тактильный опыт. Но даже этот тактильный опыт может по- разному интерпретироваться разными слепцами (притча о слоне и слепцах). Точно так же без специального медицинского образования в области клинической эпидемиологии невозможно найти качественную клиническую информацию в текущих информационных потоках. Более того, основная задача этого обучения и состоит в том, чтобы отсеивать в мусорную корзину до 99% текущей периодики в научных журналах.

Как преподаватель клинической дисциплины заявляю, что международные медицинские организации постоянно разрабатывают все более качественные клинические рекомендации, все более высокого методического уровня. Эти рекомендации вполне годятся для клинической практики. Но указанные институциональные проблемы в Украине не позволяют даже воспользоваться этими рекомендациями.

 

Константин Воробьев

2 Comments

  1. Я думаю, любой здравомыслящий клиницист впадет в ступор, когда узнает о том, что в Украине разрабатываются Клинические протоколы по СИМПТОМАМ(!)
    Да, уже опубликованы “Кашель”, “Икота”, на очереди “Плохой запах изо рта”.
    И на каждый из них, семейный врач обязан составить “Локальный проткол”!

    • Это интересно. С другой стороны такие протоколы могут упростить диагностику. Думаю,что подобные рекомендации – это не самая большая проблема. У нас тема более узкая.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.