0

Клинический случай

РКБАвтор: Леся Падалка

Руководство медуниверситета им. Богомольца решил реорганизовать Республиканскую клиническую больницу (бывшую клинику водников) в свою университетскую клинику. Правда, при ближайшем рассмотрении оказалось, что концепция университетской клиники еще не разработана, а коллектив клиники ничего не знал о том, что он якобы согласен на реорганизацию.

В конце января на сайте медуниверситета появился скан официального письма, подписанного главврачом и главой профсоюзного комитета ГУ “Республиканская клиническая больница Министерства здравоохранения”, в котором высказывается одобрение инициативы ректора НМУ им. Богомольца по передаче клиники университету. Для сотрудников клиники водников и сама новость, и их якобы одобрение смены собственника стало неожиданностью – они забили тревогу по всем каналам, включая СМИ, и только благодаря этому процесс реорганизации перешел из кабинетно-кулуарной плоскости в публично-совещательную.

РКБ1

Клиника водников – довольно известное в Киеве лечебное учреждение. В 2000-х годах, после приватизации “Укрречфлота” и, соответственно, потери патронатного ведомства, ее сначала переименовали в ГУ “Киевскую центральную клиническую бассейновую больницу МЗ Украины”, а затем 2010-м в ГУ РКБ МЗ. Учреждение включает в себя поликлинику на улице Сагайдачного и больницу на улице Юрия Коцюбинского (все – исторический центр города, в общей сложности около 2,5 тыс. кв м, плюс около 1 га земли под комплексом на Коцюбинского). Сейчас за республиканской клиникой закреплено обслуживание 30 тыс. человек. Это речники с семьями и профильные студенты, госслужащие (незакрепленные за ДУСей) и судьи с семьями, а также работники предприятий, имеющих договора с РКБ. В индивидуальном порядке в поликлинику может обратиться и любой желающий. 

Штат учреждения – почти 400 работников. Коллектив опасается прежде всего сокращений и смены кадрового состава.

“Существуют разные формы реорганизации. Но чтобы сделать из клиники структурное подразделение медуниверситета, нас должны сначала ликвидировать как юрлицо. Формальность формальностью, но в какой-то момент всем сотрудникам клиники придется написать заявления об увольнении, чтобы потом их приняли на новую работу – уже в структуру НМУ. Всех ли уволившихся примут на работу в новосозданную структуру – вопрос, – объясняет заместитель главврача по поликлинической работе работе РКБ МЗ Дмитрий Самисько. – Мы уже видели подлог письма с согласием нашего коллектива, как минимум уже одно это может быть поводом для недоверия к обещаниям ректора НМУ”.

Кстати, в официальном письме профсоюзного комитета клиники к ректору НМУ Екатерине Амосовой сотрудники попросили снять с официального сайта университета скан пресловутого письма-согласия, как не отвечающего действительности, но руководство вуза по каким-то причинам этого так и не сделало.

Зато на волнения в клинике отреагировали в Минздраве. Коллектив просил министерство отложить решение вопроса с передачей как минимум до утверждения официального положения об университетской клинике вуза и регистрации его в Минюсте. А также подчеркивал, что на профсоюзном собрании решение о реорганизации не было поддержано. В ответ министерство поступило демократично – устроило трехстороннюю встречу для “обсудить все не торопясь”.

“По букве закона, согласия коллектива на реорганизацию учреждения в данном случае не требуется, – комментирует ситуацию руководитель пресс-службы МЗ Виктор Сальков. – Но министр не хочет напряжения, поэтому он предложил руководству медуниверситета достичь взаимопонимания с людьми”. На встрече в МЗ министр Александр Квиташвили обозначил свою позицию так: “Государство сегодня способно только оплачивать амортизацию больниц, а необходимо повышать качество медицинских услуг, развивать инфраструктуру, повышать оплату труда персонала. Поэтому уже сегодня стоит думать о завтрашнем дне – объединяться, вкладывать средства, для того, чтобы привлекать больше пациентов и предоставлять больше качественных услуг”.

И глава Минздрава, и Екатерина Амосова подают этот проект как “прекрасную возможность создать современный медцентр с применением прикладной науки”. При этом подчеркивается, что НМУ сможет привлечь в клинику инвестиции, которых она лишена сейчас в рамках стандартного финансирования госучреждения.

“Но мы не видели ни одного бизнес-плана по привлечению этих загадочных инвестиций, да и вообще какого-либо конкретного плана, – подчеркивает юрисконсульт клиники Олеся Пономарева. – Медуниверситет такая же бюджетная организация, как и наше учреждение, – откуда у них особенные возможности инвестирования? Ответа на этот вопрос мы не получили”. “На базе клиники и сейчас работают две кафедры медуниверситета, вуз вполне может вкладывать в них средства, но этого не происходит, – отмечает врач РКБ Наталья Гордиенко. – На встрече в министерстве нам рекламировали успешность проекта университетской стоматполиклиники, реализованного 10 лет назад. Но, во-первых, стоматология всегда отличалась более рыночными подходами к работе, во-вторых, в той клинике не произошло ничего особо инновационного – те же сборы всем миром на ремонт и прочее”.

LB.ua не удалось лично ознакомиться с презентацией плана развития клиники от НМУ – в медуниверситете материалы пообещали, но так и не предоставили. А ректор вуза, по разным версиям сотрудников, то ли в командировке, то ли в отпуске.

В Минздраве LB.ua заверили, что министр не будет подписывать документов о передаче клиники без согласия на это коллектива.

Квиташвили дал руководству вуза две недели на разъяснительную работу с сотрудниками РКБ, после чего будет принимать решение. Произошло это 5 марта, но по состоянию на 18 марта никаких встреч, собраний или разъяснений в клинике водников так и не происходило.

Более того, сама ректор НМУ Екатерина Амосова примерно с момента встречи находится в отъезде до 24 марта. То есть ее личного общения с потенциальными будущими сотрудниками вообще не предполагается.

“Нам сказали, что приказ будет подписан в случае согласия двух третей коллектива клиники. На данный момент мы мнения не меняли: последнее общее собрание было еще в феврале и под решением о неподдержке проекта передачи клиники подписались около 200 человек (из 400 работающих)”, – сказала юрисконсульт РКБ Олеся Пономарева.

Пока проект, начинавшийся с громкого названия “университетская клиника”, выглядит просто как обычная передача госсобственности от одного управленца, занятого своими важными проблемами (Минздрав), другому, более заинтересованному (НМУ). О каком-то научном подтексте процесса речи не идет: с одной стороны, положения об университетской больнице нет и не предвидится, с другой – кафедры вуза и без того давно используют клиническую базу учреждения. “В любом случае, министерство нацелено на реформирование медицинских госучреждений (клиник и больниц) в предприятия – для большей маневренности в хоздеятельности. Неясно, почему наша клиника не может сама привлекать те же инвестиции и вести коммерческую деятельность в статусе предприятия”, – отмечает Олеся Пономарева.

А для Екатерины Амосовой клиника водников вообще, похоже, только пробный финансовый проект в череде ее наполеоновских планов. “Изначально ректор НМУ просила министра передать вузу четыре киевских клиники, – говорит Виктор Сальников, при этом отказываясь уточнить, какие именно. – Но министр сделал ей встречное предложение: покажите ваши возможности как инвестора хотя бы на одной, а там посмотрим”. То есть, руководство университета, видимо, уже реализовав все свои амбиции в сфере науки и образования, стремится выйти на новые горизонты – как талантливый управленец госсобственностью и заметный игрок на рынке медицинских услуг. И в качестве пилотного выбран далеко не самый захудалый объект – имущественный комплекс на тысячи квадратных метров площади в живописнейших уголках центра столицы, уже оснащенный диагностическим оборудованием и с функционирующей лечебной базой.

Вообще же, понятие университетской клиники, создать которую изначально обещала ректор НМУ, подразумевает очень высокий уровень обслуживания – поскольку в составе такого учреждения присутствуют не только стационар и диагностический центр, но и научно-исследовательские подразделения, внедряющие передовые подходы в лечении. Например, в Германии действует около 40 университетских клиник, а об одной из них украинцы были наслышаны не так давно – в клинике Шарите проходила лечение Юлия Тимошенко.

Главная особенность таких клиник – активное вовлечение докторов в исследовательскую работу, а пациентов – в испытание новых методик и препаратов. (Образец работы университетской клиники в США многие видели в популярном сериале “Доктор Хаус”).

В Украине на данный момент уже действует одно учреждение с таким статусом – при Одесском национальном медуниверситете (открыто в 2004 году). Клиника ОНМедУ включает в себя поликлинику, стационар и диагностический центр, на базе учреждения размещены три ведущие кафедры вуза, а консультационный прием ведут сотрудники 10 кафедр.

Першоджерело http://society.lb.ua

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.