0

Почему МОЗ кошмарит «первичку» и когда это закончится

О том, что после заключения деклараций на первичном звене медицинской помощи Министерство Здравоохранения вовсе не планирует оставить наши многострадальные поликлиники в покое, оно честно предупреждало давно. Практически изначально. Автономизация в помощь: издержки и проблемы — вам, контроль — нам.

Но все почему-то надеялись на передышку. На то, что корректно начнут работать то и дело виснущие цифровые сервисы, на то, что пациенты начнут привыкать записываться в электронные очереди, а не только просто приходить и штурмовать регистратуру. Что те, кто еще не дошел заключить декларацию — непременно дойдут, сжалившись над поликлиниками, которым раньше времени обрезали финансирование на «неподписанных» пациентов, или испугавшись оказаться за бортом заново создаваемой системы привязки человека к конкретному эскулапу. Что удастся, наконец, понять, сколько же денег по этой новой системе заходит, на что можно рассчитывать, на чем экономить, во что инвестировать. О коллективных договорах даже заговорили, наивные.

Бурю, конечно, ожидали. Только не такую и не оттуда. «Выполнение лицензионных условий», называется. Которым наши поликлиники, больницы и даже амбулатории должны соответствовать, чтобы иметь возможность оказывать медицинскую помощь согласно перечню гарантированных Государством медицинских манипуляций. (Пока писала, дважды уже исправила «медицинскую помощь» на «медицинские услуги» и обратно — и задумалась. «Медицинская помощь согласно перечню», — как-то странно звучит, не находите? Наверное, при таком подходе все-таки «услуги»…) Если вы думаете, что речь идет о чистых и светлых кабинетах, одноразовых простынях на кушетках или особо квалифицированных специалистах — вы ошибаетесь (хотя наличие определенного количества квадратных метров на каждый кабинет и соответствующего штатному расписанию количества врачей все-таки как минимум желательно и тоже может быть предметом проверки. Это к тому, что все еще впереди, ночь темна и полна ужасов). Пока что речь идет банально об оборудовании. Вот написано, что врач должен посчитать индекс массы тела — и где у него в кабинете весы? А возможность быстро определить глюкозу в плазме венозной крови (нет, не портативным глюкометром — тот исследует капиллярную кровь) или холестерин?.. И так далее. И можно силами самого МОЗ вписывать в лицензионные условия все новые и новые пункты.

Кстати, то же самое коснется на следующем этапе реформ и следующих уровней, специалистов и стационаров. Где у вас эхокардиограф в кабинете кардиолога? Нету? Нет у вас больше права предлагать услуги кардиолога. Где у вас газоанализаторы в отделениях реанимации? Нет у вас больше отделений реанимации.

Скажете, ну и хорошо, наконец-то у нас появятся кардиологи с кардиографами и нормально укомплектованные реанимации?.. А почему вы решили, что они у нас появятся?

Денег на эту всю красоту центральные органы власти как не выделяли годами (накопив такой себе долг, отсроченный спрос на амортизацию и замену поломанного и морально устаревшего оборудования), так выделять и не собираются. Все сделано красиво. Теперь Государство медицинские услуги не предоставляет (в рамках системы государственной системы здравоохранения), а только их «покупает» у медицинских учреждений по навязанным сверху ценам. Платит некую фиксированную подушно сумму, да еще и рассказывает, что из этой суммы главврачи должны выплатить ого-го какие зарплаты. И некоторые действительно начали выплачивать. А некоторые принялись закупать оборудование, необходимое для выполнения лицензионных условий, ожидая, как это зачастую у нас бывает, вслед за деньгами проверок и выкручивания рук. Да, можно было бы еще у местных властей денег на оборудование попросить, но местные власти не обязаны тратить свалившиеся на них в результате децентрализации средства на нужды медучреждений, им еще мосты строить — выборы, они как зима, скоро, а народ у нас ужас какой на новые мосты падкий. И желательно такие мосты, чтоб со стеклами, а это дорого. А поликлиникам и так пришлось компьютеры покупать да Интернет проводить — а вы думали они там до недавнего времени были? Серьезно?.. А впереди еще зима, да не та, которая выборы, а настоящая, и НСЗУ теперь за обогрев стен тоже платить не будет.

А тем временем на первичную медицинскую помощь денег в бюджете заложили привычно меньше, чем нужно перечислить поликлиникам за обслуживание задекларированных пациентов. Да, даже по 370 гривен на человека в год — и то не хватает. Кто его знает, на что они рассчитывали. Может, на инертность нашего населения — вон у поляков ушло лет пять на то, чтобы провернуть нечто подобное.

То ли дело мы, выращенные в лучших комсомольских традициях и не забывшие еще ни навыков продразверстки, ни заградительных отрядов, ни опыта написания четырех миллионов доносов. Партия сказало «надо» — комсомол ответил «есть»! То есть медицинский истеблишмент, он тоже как комсомол всегда на все готов.

Еще бы. Вы бы тоже сказали «есть». Под угрозой полного отсутствия финансирования и с висящим над вами дамокловым мечом ответственности за невыплату зарплаты персоналу… К удивлению Ковтонюка и прочих героев фронта решительных реформ, на пятилетний польский уровень подписания деклараций мы в лучших стахановских традициях вышли за год. Поставив родное Министерство в крайне неловкое положение: «покупать» услуги у медучреждений надо — а денег на это точно не хватит. Вот даже обещанное до конца года финансирование «неподписантов» раньше времени перекрыли — а все равно денег не хватает.

Нужен секвестр. И предлог для отказа оплачивать то, что подписались «покупать». Повторю — бурю ждали со стороны проверки соответствия лицензионным условиям (и никто не говорит, что этого не будет).

То, что НСЗУ прямо сейчас, уже в этом году, массово начнет проверять сами декларации (как, ведь их миллионы?!) и при этом не просто сверять повторы и вычеркивать умерших, а проверять наличие подписей, их совпадения или не совпадения (кстати, они это на глаз делают — или графологов вызывают?) никому и в голову не приходило. Говорите, в Ирпене деактивировано 10 244 деклараций? И верифицировано при этом 16 703 декларации?.. Вы представляете себе этот… рейд? Этих людей, этот десант, высадившийся внезапно и принявшийся поднимать и читать все декларации, сравнивать подписи и искать их в базах данных? Тех самых, которые постоянно виснут, ага… Бойтесь!

То, что декларации подписывались в пожарном порядке, нередко в виде дополнительной нагрузки, силами замученных приемом врачей или далеко не юных регистраторов и медсестер — никого не волнует. Качество разъяснений и отсутствие обучения персонала как правильно заполнять декларации — тоже.

Они не правильные, оказывается. Вам на это указали, а вы не исправили (каким образом?!) — и теперь они устали. Как мост. Какой-то из них, тот, что Шулявский, или тот, что со стеклами — выбирайте сами.

И мало того, что теперь несчастным поликлиникам, которые только-только выдохнули, набрав необходимое количество подписантов (в данном случае даже не так важно как они это сделали — реальных людей привлекли или дорисовали сколько-то — люди-то как ходили к врачам, так и ходят, в том числе те, которые ничего подписывать и не собирались, и за которых теперь ни копейки не перечисляют), нужно заново думать, как им обеспечить работающих у себя врачей зарплатами. Им теперь еще и обещают что-то «пересчитать» — то есть они еще и должны остались.

И вторая волна цунами, та, что про оборудование, тоже не за горами, будет уже контрольным выстрелом для тех, кого не удастся лишить финансирования — а значит, и возможности работать в этот раз. Секвестр такой секвестр, для того это все, собственно, и затевалось. Ликвидационной команде поставили задачу уменьшить количество претендентов на бюджетные средства — она и старается.

Вопросы, что делать людям — тем, кто как раз выбрал себе доктора и декларацию с ним подписал, а теперь опять остался «без своего врача» — не понятно. Не всех же «нарисовали», кому-то и просто неправильно заполнили графы в документах. Уведомлять их никто не уведомлял, что наша песня хороша — начинай сначала. Их потраченное время и нервы Государство как никогда не интересовало, так и не интересует. Вместо этого его очень интересует, что людей могли лишить свободы выбора… и поэтому оно очень последовательно без всякого выбора и уведомления оставляет людей без доступа к медицинской помощи.

Скажете, еще вопрос, так ли это? Мол, кто сказал, что не подписавшим декларацию с врачом поликлиники начнут отказывать? А иначе зачем бы это все затевалось?.. И как вы себе это представляете — работать, и не получать за это денег?

Впрочем, у нас как раз можно представить все что угодно. Исторический опыт в помощь. Осталось разве что границы перекрыть и паспорта отобрать.

  1. P. S. Считаю нужным привести здесь комментарий Андрея Набокова после публикации статьи на сайте «Фокус»:

“Один за одним сбываются все мои прогнозы годичной давности по возможности жульничества с базой данных пациентов.

Одни мудрецы поставили всех медиков «первички» в условия, когда от количества деклараций зависит их мизерная зарплата. Конечно, рано или поздно они поймут как обмануть систему и будут фальсифицировать декларации. Ибо стащить у государства – это честь и обязанность для советского человека. (Не стащишь у государства – государство стащит у тебя).

С другой стороны – есть много людей, которые физически не могут заключить декларации законным способом. Самый хрестоматийный пример – отсутствие мобильного телефона у старушек. Действительно, какой реформатор мог подумать, что у старушки может не оказаться мобильника? Или несколько миллионов наших граждан, которые вместе со своими паспортами и мобильниками находятся за рубежом? Как им заключать декларации? Конечно, их подпишут без них, по-другому и быть не могло.

Изначально все верили, что государство будет честно вести базу данных… А с чего вдруг возникла такая уверенность? Кто знает, чьи приказы выполняет админ этой базы данных? Кто он такой? У кого вообще в руках рутовые права на эту базу? База задумывалась как инструмент для облегчения (автоматизации) финансирования первичного звена. Как и большинство инструментов, она может иметь двойное назначение – быть использована для автоматизации секвестра бюджета в нужный момент с нужной регулярностью. Разница в том, что вторая задача – очень выгодна для государства и выполняется одним запуском хранимой процедуры, которая анализирует весь массив данных по зашитым критериям (чьим?) и аннулирует нужное количество деклараций. Причем конечные клиенты даже не знают, что их УСЛУГА уже отключена государством. (Кстати, зачем вы собирали в базу номера мобильных телефонов клиентов, если даже не можете наладить сервис рассылки СМС-уведомлений об аннулированни декларации?). Представляете эффект для бюджета, если запуск такой процедуры автоматизировать и выполнять его ежемесячно/еженедельно? Треть страны будет регулярно бегать по поликлиникам и восстанавливать аннулированные без всяких объяснений декларации. А виновата будет программа, лежащая неизвестно на каком сервере…”(Андрей Набоков)

И процитирую еще одного комментатора, в качестве вывода:

«Есть очень простой тест касательно государственных, и не только, программ.
Задаем вопрос- всем выгодополучателям понятны логика изменений и механизм их реализации, а также целевые параметры? Если ответ нет, задаем второй вопрос: объяснены ли причины неразглашения и/или закрытости данных, логично ли объяснение?.. Если ответ опять нет, то всё, больше вопросов можно не задавать- это поганка. Жди очередной беды».

Безмен Натали

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

Цей сайт використовує Akismet для зменшення спаму. Дізнайтеся, як обробляються ваші дані коментарів.